О достижениях и пути Вадима Ванеева - разворот в "Ведомостях"
09.11.2018

Основатель агрохолдинга "Евродон" Вадим Ванеев несколько месяцев не давал никаких комментариев и ответов на запросы многочисленных СМИ. И вот в ноябре - ответил. Ирина Синицина и Екатерина Бурлакова сделали интервью, в котором попытались проанализировать все достижения Ванеева и его пусть строительства отрасли с нуля до высококонкурентной сферы рынка.

Основатель «Евродона»: хотите свое мясо есть – помогайте своим производителям

Вадим Ванеев о том, каково это – потерять свое детище, на которое потратил почти 20 лет жизни      08.11.2018Ведомости         Прослушать этот материал
 Вадим Ванеев Вадим Ванеев Евгений Разумный / Ведомости

В начале 2000-х гг. малоизвестный предприниматель из Ростовской области Вадим Ванеев решил создать первое в России крупное промышленное производство индейки. Расчет был на то, что белое мясо индейки станет альтернативой свинине, красное – говядине, плюс в нем масса достоинств: оно гипоаллергенно и диетично. Бизнес-идея выстрелила: компания с брендом «Индолина» стала лидером нового рынка и оставалась им вплоть до 2015 г., выпуская до 40 000 т индейки в убойном весе. Как оказалось, что Ванеев поднял бизнес не в одиночку: его поддержал именитый дирижер Валерий Гергиев. Позднее нашелся и другой партнер – бывший министр имущественных отношений и член совета директоров «Газпрома» Фарит Газизуллин. Он владел 40% «Евродона» через Brimstone Investments. Основным кредитором «Евродона» был и остается государственный Внешэкономбанк (ВЭБ).

В 2016 г. партнеры разошлись во взглядах на новый проект, предложенный Ванеевым, – производство утки. В итоге Газизуллин продал свой пакет в «Евродоне» компании А1, инвестиционному подразделению «Альфа-групп», а та в свою очередь попыталась через суд исключить Ванеева из состава учредителей. Информация о конфликте в «Евродоне» дошла до самого президента России Владимира Путина, рассказывали люди из окружения бизнесмена, А1 и ВЭБа. В итоге те 40% перешли ВЭБу – и конфликт завершился.

Казалось бы, опасность миновала, но тут случилась новая беда. В конце того же 2016 г. и весной 2017 г. вспышки птичьего гриппа принесли ущерб компании свыше 2,6 млрд руб., ВЭБ реструктурировал задолженность и забрал акционерный контроль: у него теперь 74% в компаниях группы «Евродон». А у Ванеева остается 11% в головной компании и 26% в других компаниях группы. Летом 2018 г. снова появилась информация о птичьем гриппе в «Евродоне», а после - и о трудностях с оплатой кредитов ВЭБу, посыпались иски от контрагентов, стала гибнуть птица. Компания не смогла сделать очередной платеж банку, и тот решил, что пора искать нового инвестора.

Ванеев до последнего оставался у руля компании, однако новое финансирование в размере 1,6 млрд руб. банк согласился предоставить лишь в обмен на то, что Ванеев уйдет с поста гендиректора. Эту должность он оставил 31 октября, а вместо него руководить будет компания «РК-проект», управляющая активами ГК «СУ-155». Ванееву предложено остаться в качестве замдиректора по развитию.

Сейчас бизнесмен с улыбкой называет себя «сбитым летчиком». О том, какие ошибки были допущены в управлении «Евродоном», каким он видит будущее компании и свое собственное, Ванеев рассказал «Ведомостям».

– Уважаемая газета, к сбитому летчику какой интерес?

– Узнать историю от первого лица – с чего начались проблемы «Евродона», которые привели к тому, что вы в итоге потеряли компанию.

– Все пошло от первого птичьего гриппа осенью 2016 г.

– Как вирус попал на предприятие? Вы не исключали диверсии.

– Первый птичий грипп был, да, из-за диверсии.

– Как случились вторая и третья волна?

– Вирус передается воздушно-капельным путем.

О компании

Владельцы основной компании группы, ООО «Евродон» (данные на 8 ноября 2018 г., ЕГРЮЛ): 74% – у ВЭБа и его структуры «ВЭБ-капитал», 15% – у Валерия Гергиева, 11% – у Вадима Ванеева.
Финансовые показатели (2017 г., «СПАРК-Интерфакс»):
– выручка – 5,7 млрд руб.;
– чистый убыток – 3,7 млрд руб.
Сельскохозяйственная группа «Евродон» – крупный производитель мяса индейки и утки. В 2017 г. компания, по ее данным, выпустила 64 000 т индейки в живом весе и 28 000 т утки. Индейка в рознице продается под маркой «Индолина», утка – «Утолина».

– «Евродон» вложил огромные деньги и должен был защищать эти инвестиции. Биобезопасность должна быть на первом месте.

– Я сомневаюсь, что у кого-то биобезопасность была лучше, чем у нас, особенно после первой волны. Вот вы гарантируете, что ваша семья не заболеет гриппом?

– Нет, мы живем среди людей.

– Вот ты и ответила на мой вопрос. Как я могу полностью защититься, если птичий грипп передается воздушно-капельным путем на расстоянии 5 км?! Какую хочешь ставь защиту – на 100% не защитишься.

– Ну как-то же отрасль работает?

– Так и работает во всем мире: то одну страну накрыло, то другую. Посмотрите статистику: в 2018 г. в России птичий грипп случился более чем в 30 регионах. Посмотрите на прилавки: в прошлом году мы еле-еле продавали и не могли продать грудку индейки за 120 руб./кг, а сейчас за 300 руб. не найти. «Евродон» выпал, а это где-то 45% рынка. Я со всей ответственностью заявляю: цены на мясо индейки теперь будут активно расти, а к Новому году вообще взлетят, потому что индейки нет. Нигде – даже в наших фирменных магазинах в Ростове-на-Дону.

Один на один с бедой

– В первый раз как долго пришлось уговаривать ВЭБ помочь?

– После первой волны гриппа мы с Сергеем Горьковым [председателем ВЭБа до мая 2018 г.] семь месяцев вели переговоры о реструктуризации. Ежедневно. С чем согласны – с чем не согласны. В итоге мы договорились. Вот мы прощаемся, и тут мне говорят: задержитесь на минутку. Я своим бросаю, что, мол, догоню, и иду с ними [сотрудниками ВЭБа]. Захожу в комнату, там сидит хурал, и меня спрашивают: «Ты веришь в индейку?» Я: «Конечно, верю». На что в ответ же слышу: «А мы не верим. Если ты веришь, подпиши [документы о передаче] 74% долей [ВЭБу]». Что я мог еще ответить? Я создал эту отрасль. Я знал, как нам выйти из ситуации, как развивать проект. Я сказал, что подпишу. Я повелся на обещание, что если я выполняю ковенанты, то смогу выкупить обратно свои доли по номиналу – за 7400 руб.

– Ваш пакет был же полностью в залоге у банка. Разве нет?

– Да. Мне один министр тогда тоже сказал: «Твои акции разве не были в залоге? Были. Зачем ты их еще раз отдал?» А что я должен сделать? Мне надо было спасти компанию, получить деньги и дальше идти.

– Ваш земляк дирижер Валерий Гергиев – совладелец «Евродона», он помогал на этапе становления компании. Как он отреагировал на то, что ВЭБ забирает «Евродон»?

– Никак: мы не общаемся, два года не виделись. Его представитель в компании с нами держал контакт.

Далее по ссылке 

 

https://www.vedomosti.ru/business/characters/2018/11/08/785890-osnovatel...